Игорь Черкашин: Украинский потребитель развращен газом

Украина может быстро уменьшить свою зависимость от импортных ресурсов, считает председатель Национального агентства по вопросам эффективного использования энергетических ресурсов (НАЭР) Игорь Черкашин. В интервью «24» он рассказал, что и кто этому мешает.

«24»: После очередного газового противостояния с Россией в Украине увеличился спрос на альтернативные источники энергии и энергосберегающие технологии? Игорь Черкашин: Резко вырос спрос на услуги энергоаудиторов. Любой кризис приводит к увеличению спроса на новые технические решения. И насколько потребление газа уменьшилось с начала этого года? На 44–46 млн. кубометров в сутки на тех предприятиях, на которых мы проводим мониторинг. Мы не можем, конечно, охватить все предприятия. Что может заставить владельцев предприятий внедрять энергосберегающие технологии и искать замену газу? В этом году мы начали разработку 15 первых энергостандартов удельного расхода энергоресурсов на единицу продукции. Например, на одну тонну стали должно быть определенное потребление углеводородного топлива. Как производитель будет приходить к этому показателю – это его проблема. То ли заменит углеводородное топливо на биологическое, то ли модернизирует производство, чтобы на другом техническом уровне выйти на ту же цифру. Если собственник не может модернизировать производство, он должен его продать или разориться. Многим это не нравится, но лично я не хочу, чтобы из моего подоходного налога финансировали чью-то бесхозяйственность. Только ленивый не говорит, что наши квартиры «съедают» больше тепла, чем следовало бы. Как это можно изменить? Заменив старые деревянные окна на новые, мы можем сэкономить 25% энергии. Необходима срочная модернизация старых панельных зданий, скорее всего, путем внешней теплоизоляции. Если у нас все это делать планово, то даже не отселяя людей можно прийти к очень хорошему результату. Почему тогда у нас подобного не делают? У людей нет энергосознания. На уровне самых высокопоставленных чиновников Минфина мы слышим: когда газ будет стоить $500 за тысячу кубов, и люди, и собственники предприятий сами начнут экономить энергию. Эта позиция настолько непробиваема, что нам с очень большим трудом удается выискивать средства для программ по энергоэффективности. Нигде нет такого, чтобы Министерство финансов не находило денег для сокращения энергозатрат своей страны. Только в Украине Минфин – самый большой противник выделения денег на энергосбережение. Почему государство мало инвестирует в возобновляемую энергетику? Солнечная, ветровая, геотермальная энергетика нигде в мире не является доходной. Просто общество в странах, развивающих это направление, готово оплачивать дорогую технологию получения энергии из возобновляемых источников, чтобы снять зависимость своей страны от импортного углеводородного топлива. У нас общество до этого еще не дозрело. Оно просто требует дешевых ресурсов, и ему все равно, откуда они возьмутся. Сколько же нужно денег для развития альтернативной энергетики? В нашем нынешнем состоянии, сколько бы денег не дали, все равно не хватит, чтобы страну сразу перевести на возобновляемую энергетику. Для этого нужна планомерная многолетняя работа. Но если не выделять деньги на энергоэффективность, они будут выделены на Газпром. Поэтому мы должны сначала определиться с приоритетами. Принятый в сентябре закон о «зеленом тарифе» должен стимулировать производство электроэнергии из возобновляемых ресурсов – она будет выкупаться по более высоким тарифам. Отрасль альтернативной энергетики уже почувствовала пользу? Скажите, а кто будет эту энергию покупать? Мы с вами – через общий котел энергорынка, где цена повысится. «Зеленый тариф» – это не панацея. Никто не придет с чемоданом денег, чтобы всем вдруг стало хорошо. У нас солома гниет на полях, а могла бы обогревать дома. Она может быть панацеей? Да, солома – это дармовой источник энергии. Но для того чтобы ее использовать, нужно построить целую инфраструктуру. Кто сегодня заинтересует фермера, чтобы он купил специальный дорогой комбайн, упаковывающий солому в пленку? А ведь надо обеспечить еще и ее особое складирование. В этом вся проблема возобновляемой энергетики: каждое из направлений требует гораздо более глубокой технологичной проработки, чем, например, потребление газа. При нашем развращенном газом потребителе целесообразнее строить биогазовые заводы. Чтобы для потребителя как был газ, так и остался. Допустим, денег на все программы не хватает. Но что-то ведь можно делать для экономии энергии? Да, мы сейчас заканчиваем энергопаспортизацию бюджетной сферы: сколько у нас зданий, как они отапливаются. Оказывается, здесь из-за отсутствия учета потребления энергии мы теряем много ресурсов – деньги просто перетекают энергокомпаниям. А когда мы поставим приборы учета, то поймем, за счет чего сможем экономить. Результат – 2% Сейчас энергоемкость ВВП Украины составляет 0,647 кг условного топлива (у. т.) на 1 грн. – на производство одной единицы продукции наше государство тратит в два-три раза больше энергоресурсов, чем развитые страны. Задачей Национального агентства Украины по вопросам эффективного использования энергетических ресурсов (НАЭР), созданного 31 декабря 2005 г., является снижение энергоемкости украинской экономики, а также уменьшение зависимости страны от импортных энергоресурсов. НАЭР также отвечает за развитие украинской альтернативной энергетики. По данным Института возобновляемой энергетики НАН Украины, в нашей стране ее годовой потенциал составляет 81 млн. т у. т. (это эквивалентно 70 млрд. кубометров газа). В то же время в стране используется не более 2% возможностей альтернативных источников энергии, а в этом году Украина собирается закупить у России 40 млрд. кубометров газа. Деньги из воздуха, воды и тростника Мировой опыт показывает: возобновляемая энергетика может быть не только малозатратной, но и выгодной. Например, Норвегия более 99% своих потребностей в электроэнергии удовлетворяет с помощью гидроэлектростанций. Доля электроэнергии, полученной от ветряных турбин, в Дании превышает 12%, в Финляндии – 13%. В этих странах бурное развитие возобновляемой энергетики привело к росту количества мелких независимых энергопроизводителей, использующих также биогаз, малые установки совместной генерации тепла и электричества. С таким развитием альтернативной энергетики Евросоюз планирует к 2020 году повысить долю возобновляемых источников энергии до 20%. Возобновляемая энергетика переживает успех не только в развитых странах. Так, в Бразилии топливо делают из тростника. Государство предоставило изготовителям тростникового биоэтанола налоговые льготы, а правительство обязало местных автопроизводителей выпускать авто со специальными двигателями. В результате производство биоэтанола вышло на самоокупаемость, а Бразилия стала крупнейшим экспортером тростникового топлива. В поисках альтернативных источников энергии в некоторых странах идут еще дальше. Недавно мэр Москвы Юрий Лужков заявил о том, что город получит энергию из... канализации. Установка по извлечению газа из твердых фракций канализационных стоков начнет работать уже на днях. ИсточникГазета 24.ua
powered by CACKLE
© 2008-2012, Association «FEEI».